Nevernight|Legends of the Island

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nevernight|Legends of the Island » - земли Королевской Стаи » горный перевал


горный перевал

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

ГОРНЫЙ ПЕРЕВАЛ

горная границы
http://www.ozoneeleven.com/wp-content/uploads/2010/08/Mountain_Pass_1600-x-1200.jpg

Описание
Горный перевал усеян густыми лесами, пересекаемый посередине широкой рекой и извилистыми тропками. Волки обожают здесь охотится, так как загнанной дичи тут трудно бегать, но и сами волки частенько разбиваются на этом перевале, срываясь с узких троп в русло реки или незаметные расщелины.

Дичь
Копытные, птицы, кролики.

0

2

Начало
Принесенные птицами известия тебя изрядно озадачили. Духи свободно прогуливаются по территориям в дневное время. Случалось ли такое раньше? На твоей памяти - нет. Что послужило причиной подобных событий? Птицы, увы, такое знать не могут. Никто не может, пока лично не выяснит. Пока есть только догадки - и в основном не очень хорошие.
Тебе самолично хотелось разобраться в этом. Ведь сама по себе ситуация - отличный повод улизнуть от двух шибанутых дам, порядком потрепавших тебе жизнь. И вообще разбавить в последнее время застоявшуюся рутину да хоть бы походом к ближайшей границе. Ну и, само собой, подобный ход дел может не очень хорошо сказаться на благе твоей стаи, а значит, тебе следует постараться исправить ситуацию, пока чего плохого не произошло.
Лапы с легким хрустом вязнут в колком холодном снегу, белизна окружающего мира слепит взор, выдохи вырываются из пасти густыми молочными облачками. Еще замечательно, что путь лежит в горах - не то северный ветер пренеприятно швырялся бы комьями снега. Однако вокруг царит божественное и величественное спокойствие, на большое расстояние вокруг растянулась прозрачная тишина. Невольно, ты сам не замечаешь, твою морду пересекает улыбка - такая расслабленная, искренняя, ставшая столь непривычной в последнее время. С неким смутным удивлением понимаешь, что тебе все это время так смертельно не хватало одиночества. А вот и оно. Драгоценное, прекраснее всего на свете. Ты даже уверен, что треклятая Дамаьянти пока не следует за тобой, пока весь этот горный перевал принадлежит тебе, со всей его дичью, со всей его властной тишиной и умиротворенной безупречной белизной.
И ты упиваешься им, пока можешь, пока сквозь колющий разреженный воздух в ноздри не проникает резкий запах озона и смерти.
Наваждение рассеивается. Улыбка испаряется подобно облачку углекислого газа. Мощный вдох - едва ли не осязаемая ненависть дотрагивается до обонятельных рецепторов. Опасения были не напрасны, вряд ли бесхитростные умкову станут распространять столь сильную ауру. Ты видишь, чувствуешь, что эпицентром подобного специфичного аромата является ближайшая расщелина, куда, конечно же, ты сразу направляешься. Осторожно, по старой привычке, сформировавшейся с годами, но достаточно уверенно - не хватало еще испугаться слуги, хотя недооценивать их ни в коем случаи не стоит, да просто нельзя. Твоя цель - не дичь, а ты, в общем-то, и не охотник.
Камень под лапами внутри скалы такой же мерзлый, как и снег. Создается впечатление, что и то нечто, пока не видимое тобой, но остро ощущаемое, не более теплое, чем все вокруг. Ты не скрываешься, не боишься, ты пришел сюда разобраться, а значит, местный обитатель и сам знает о твоем приближении. Возможно, давно уже знал.

+3

3

НАЧАЛО
Над горными вершинами гулял плач. Это не было стенанием ветров, но именно  они подхватывали вой ненависти и тянули его за собой через вершины, опускали на долину, заставляя слабых живых забиваться глубже в свои норы. Плач был голодным криком ночной твари. Духа. И в нем хорошо прослушивались ярость и всепоглощающий голод, терзающий внутренности. В этом плаче было обещание боли и смерти.
На исходе прошлой ночи, Мора забилась в щель среди гор, свернувшись клубочком там, где всякий свет,  кроме света священной тьмы не мог добраться до нее. Теперь дух очнулась. День близится к завершению и с каждой секундой силы духа становились сильнее. С ними просыпалась голод и ярость.
Сквозь сотни тысяч звуков Мора ясно различила ни с чем не сравнимый звук - пульсацию смерти. Некто мертвый из воскресших появился в зоне восприятия. Пульсация крови и комка сердца подобно сладкой музыке отдавалась в ушах. Чувствительные сенсоры позволяли волчице безошибочно определить местоположение мертвеца,  хотя он еще не добрался до ее убежища. Свет еще не погас и ночь еще не настала, но Мора была одним из сильнейших духов, и,  хотя еще не могла выбраться из щели, уже наблюдала за гостем с голодным любопытством. Безликая маска волчицы - лишенный мышц и кожи череп, пустые глазницы - смотрели сквозь толщу камня за слабой пульсаций приближающегося кошмара. Шепот крови ласкал слух. Но кровь эта была ядовитой, отвратительной на вкус и мертвой. Если бы ночь была в силе, Мора не задумывалась бы. Но сейчас голрлному духу оставалось ждать и наблюдать, находясь в горном провале, ставшем тюрьмой на время света.
Поступь кошмара была уверенной и твердой. Волк знал, что дух где-то рядом и он уверенно шел навстречу. Храбрец или глупец?Зачем кошмару, сильному кошмару, старому, возможно даже мастеру, потребовалось идти в опочевальню духа? Если он решил пленить себе бетайласа, то мысль была плоха. Не было рядом подходящих тел, да и не в это время, не в этом месте, ведь силы духа росли с каждой секундой. Едва ли он столь глуп. Не было едкого душка страха, скорее веяло гнилистым запахом уверенной твердости. Волк знал зачем шел.
Любопытство Моры с каждой секундой возрастало.

+3

4

Душераздирающий, насквозь пропитанный вой твари, раздавшийся не так давно, преисполненный настолько сильной яростью и голодом, что, казалось, сам представлял из себя сплошную эмоцию, преобразованную в звук, уже стих, но все еще ясно отдавался в твоей памяти. Он, в общем-то, наверняка бы вызвал у тебя дрожь от кончиков ушей до самого хвоста, закрался бы в душу и навеки оставил бы тебя с прибабахом в психике, но ты же уже даже не рапаит, ты ведь не можешь так взять и испугаться эмоций какой-то ночной твари, верно? Иначе и уважать себя не за что. Хотя, признаться, забудешь ты его не скоро.
Темнота была настолько плотной и густой, что существо, в ней затаившееся, едва можно было разглядеть. Ты видел лишь смутное белое пятно с черными провалами, да неясные очертания худого тела. Сначала в голову закралась неприятная мысль - неужто уже сожрал кого-нибудь? - ан нет, с удивлением ты заметил, что в качестве оболочки дух выбрал именно это тело, с чистым голым черепом вместо головы.
У духа было тело, и дух был голодным - неспроста же эта тварь так выла, уж точно не спроста. Сосуд кормить-то надо. Тебе бы не хотелось оказаться в таком положении Ночью, а так сейчас у тебя было хоть какое-то преимущественно.
Кто дал ему тело? Если он бесхозный, откуда он его достал? Что вообще представляет из себя этот бетайлас? И как он среагирует на тебя? Как себя поведет? Ведь ты не понаслышке знаешь, насколько эти существа непредсказуемы и своевольны.
Оценивающе поглядев на странное создание - конечно, толком разглядеть тебе его так и не удалось, только смутные очертания да белесое пятно оголенной головы - еще раз подивившись выходящей за рамки привычности быта ситуации, осторожно вопросил:
- И давно ли духи свободно расхаживают днем?
В голосе нет укоризны, угрозы или там раздражения - ты же не такой дурак, чтобы впрямь позволять таким эмоциям иметь место в данный момент. В нем сквозит будничное любопытство, с тем же успехом ты мог бы поинтересоваться об этом у соплеменника. Кто знает, может с этим индивидом удастся поговорить? Всякое бывает. В противном случае, у тебя еще есть магия и путь к отступлению, так что к любому развитию событий ты более-менее готов. Нельзя быть заранее уверенным, но можно предположить.
Выжидаешь. Вопросы вертятся в голове. Но еще не время их задавать.

+3

5

Пульсирующий ком сердца стал вдруг виден особенно отчетливо, вокруг проявились кровеносные сосуды, переплетения вен и артерий. Кошмар был так близко, что Мора могла различить даже самые маленькие сосуды, по которым текла кровь. Пульс мертвого был медленным, неторопливым, простым, но он позволял Море различить фигуру зверя полностью. Помимо шкуры волка, волны, распространенные пульсом, помогли сделать отчетливее картину пещеры.  Кошмар вошел в мрачный чертог одной из тех, кто убивал и жизнь и смерть, вошел уверенно, без тени страха. Точно Мастер. Длинный розовый язык волчицы со скребущим шелестом прошелся по  голому черепу, с тихим звуком на каменный пол упали капли вязкой слюны. Все еще дух, без плоти, пока благословенная тьма не завладеет землями Невернайта, во мгле расщелины Мора обретала плоть своего истинного Я. Рожденная от тьмы и являющаяся самой тьмой, по своей силе уступающая лишь малой горстка других духов, хищная тварь не собиралась кидаться безрассудно на вновь прибывшего, рискуя своим существованием, не сейчас, когда силы тьмы еще малы.
- Нечасто ваша братия наведывается в гости к слугам смерти, - тягучий, густой, гипнотический голос, подобно сладкому меду обтекал стены расщелины, воздух и самого волка. Сила волчицы еще только просыпалась, но тем, что есть, волчица пользовалась во всю мощь.
- Будь гостем, коли пришел, - певучие звуки чуть изменились, с легким шуршанием  волчица сделала несколько шагов в сторону. Некоторое время вопрос, заданный кошмаром висел в воздухе. Мелкие косточки, одни, побелевшие от времени, рассыпающиеся в прах от одного неосторожно движения, другие пожелтевшие, третьи совсем свежие, с видневшимися еще ошметками плоти, усыпали пол щели, подобно тому, как опухшие листья укрывшись землю. Тварь бесшумно ходила по этому ковру, пустые глазницы не отрывались от волка. Наконец пасть волчицы вновь приоткрылась.
- Я не вижу здесь дня, волк, только мгла. А ты? - язвительно нотки вплелись в сладкую песню голоса.Однако сам вопрос не остался без внимания. Если волк заподозрил, что волчица ходит днем, это не спроста. Кошмары ничего не делают просто так. Значит какой-то дух действительно смог выйти за пределы мрака.
Это становится интересным...
Впрочем, аура Моры осталась все такой же холодной, какой была. Ни единый мускул тела не выдал того, что на самом деле вопрос волка не рассмешил, а насторожил ее.

+2

6

Ты ошибся. Нет, это не тот дух, которого заметили птицы накануне. Нет, у него нет своего тела, как тебе показалось сначала, то, что ты видишь - бесплотное существо, как ему и положено быть в это время. Под её шагами не шелестели многочисленные останки, наваленные в пещере. Пустые глазницы смотрели прямо в лицо. Возможно, тебя сбило с толку то, что её истинный облик больно похож на типичное полуразложившееся волчье тело, в которое мог бы вселиться бетайлас ночью, все-таки нередко нематериальный вид духов представляет из себя некое нереальное существо. А может, дело в том, что ты слишком увлекся проблемой, что подумал на первого встречного. Старый дурак. Давай, не расслабляйся.
Мелодичный и тягучий, словно патока, бархатистый голос заструился по пещере, растекся по слуховым нервам подобно гипнотическому змеиному шипению. Интуиция подсказала тебе - да, так говорит умудренный опытом бетайлас, сильный, мощный. Опасный. Опасная, все-таки это оказалась самка.
- Нечасто происходят исключительные инциденты.
- Будь гостем, коли пришел, - волчица отступила на несколько шагов. Так и не ответив. На самом деле, ты уже не видел смысла в её ответе, так как уже понял, что она не та, кого давеча видели пернатые. А значит, вряд ли что-либо знает об этом курьезном случае.
А ты вообще видишь? - возникла внезапная мысль, но озвучивать её ты не стал.
Сарказм в певучем голосе не остался незамеченным. Ты и сам чувствовал досаду, что зря потревожил духа. И все-таки, коль представился шанс, можно попробовать извлечь выгоду из сложившейся ситуации.
- День, царящий снаружи, и вправду не пробрался в этот угол, - ты старался подражать манере собеседника разговаривать, конечно, не извращался над данным от природы четким глухим голосом, не вытягивал звуки в песнь, но старательно подбирал выражения. Не слишком туманные, все же ты не просто почесать языком пришел. - Как и в другие углы, где прячутся все духи от света. Кроме одного.
Ты еще раз оценивающе глянул на самку. Стоит ли продолжать? Казалось, вопрос смешил её. Возможно, узнай она подробности, её бы саму заинтересовала эта ситуация?
Ты решаешься и говоришь начистоту.
- Птицы заметили бетайласа рядом с неизвестными землями. Днем. Это может привести к неприятным последствиям.
Только сейчас тебе пришло в голову, что волчица может использовать информацию исключительно в своих целях: например, ночью выследить того индивида, если конечно они, кошмары, не сделают это раньше, и выпытать у него секрет хождения днем. Что ж, ей же хуже. Когда Мастера Смерти найдут подход к таким бунтарям, ей скорее всего придется не сладко.

Отредактировано Тхваргхал (2014-10-23 22:41:14)

+2

7

То ли волк был глуп, то ли... Нет. Глупцы не поднимаются в верха... И снова не верно. Из глупцов и только лишьт глупцов, жадных, мерзких эгоцентриков, состоят верха, что власть имеют над прочими... Но чтобы подняться в иерархии среди кошмаров, надо обладать силой, умом, хитростью... Пожалуй, стоит мертвых уважать. Ты не станешь мастером, если ты глуп и слаб. Дух не станет слушаться глупца, которого сможет обхитрить. Таких уничтожают. Их не бояться, ибо они смердят ужасом.
Гость был другим. Он был явно силен, Мора ясно ощущала, что он знает, что говорит, зачем говорит и кому говорит, а посему, глупцом он не был. Но какие тогда цели преследовал этот воскресший мертвец, заговаривая о ходящем днем с нею?
В безликой голове тут же возникло несколько идей. Может кожи на черепе почти не было, но мозг был и неплохо умел думать. Так, например, волк может своим вопросом желает выпытать, известно ли ей о таком духе. Кто он. Как смог переступить благословенную мглу. Что ж, коли волк решил сыграть, сыграет и она.
- Было бы интересно глянуть на мир при свете, - проворковала волчица. Голова была повернута в сторону тепла,  что дарили те хрупкие, дрожащие лучики прозрачного и теплого дневного света ,  что могли проникать в расщелину, служившую духу пристанищем. Если бы кожа на голове духа присутствовала, волчица бы ухмылялась. Видеть цвета ей не было нужды, что днем, что ночью, мир для нее ничем не отличался. Едва ли столь незначительная деталь отвлечет волка от пеовоначальной цели, но даст пищу для размышлений, да, возможно, посеет хрупкие ростки сомнения.
Как хорошо, что нет мастера, которому хватит наглости призвать меня. Даже если бы я знала этого духа, черта с два я бы выдала собрата вам...
- Но, позволь, зачем тебе сей дух? Если он и вышел на свет, то, видимо, ослаб и погибает где-то, - играла свою партию Мора идеально. Легкое удивление сквозит в голосе, и искреннее сожаление о печальной судьбе своего собрата... На самом деле дух была уверена в противоположности своих слов. Вот только волку о том знать нужды нет.

+2

8

И снова вопрос о зрении остался незаданным. В самом ли деле эта тварь способна видеть? Но как-то же она смотрит на тебя. Или просто интуитивно направляет безликую морду в твою сторону? Точно нет. Впрочем, это не столь важно. Может, она как-то приспособилась жить без глаз, как, например, кошмары вполне себе существуют без жизни.
Сам по себе голос духа тебя в какой-то мере настораживал. Не речь, а пение. Убаюкивающее такое, усыпляющее, и если не тело, то бдительность, например. Конечно, когда так говорит ночная тварь, доверять её словам ни в коем случае нельзя, как бы убедительно они ни были сказаны. Вообще их словам не стоит доверять. Да и слугам в целом, как ты считал.
- Так ли вы жалеете своих собратьев? - вопрос риторический, даже немножко ироничный. Ты, конечно, знал, что у духов есть семья, что им все-таки подвластны какие-то положительные чувства, хотя подобные знания вкупе с твоим убеждением на счет тварей ночных раньше нередко ставили тебя в когнитивный диссонанс. Сейчас ты понимаешь, что такие вещи вполне могут существовать друг с другом бок о бок, и все же тебе больше верилось в то, что при удобной возможности духи подставят друг друга, чем наоборот. Хотя, в общем-то, для неё удобной возможности пока не предоставилось.
"Ты же в самом деле не думаешь, что мы разыскиваем умирающего духа, верно? Ты же в самом деле не считаешь, что бестелесное существо на смертном одре может стать причиной «неприятных последствий», которые я упомянул, так? Конечно не думаешь, я ведь уже понял, что ты не глупа. Но ведь и я тоже не в конец имбецил."
- Возможно, возможно, - вместо этого произнес ты задумчиво, максимально убедительно, словно и впрямь поверив её удивлению, кажется, этой волчице нравится развлекаться подобным образом. - Однако так ли слаб дух, самостоятельно обретший тело? Насколько я могу судить, лишь самая сильная тварь способна на такое, такая сильная, что раньше кошмары с подобными не сталкивались.
На самом деле, ты вполне можешь предположить, что некогда такой бетайлас вполне мог быть слугой Мастерам Смерти ранее, но у тебя по-прежнему нет ясных догадок, каким образом ему досталось тело. Ты не можешь точно оценить характер собеседника, его суть, чтобы догадаться, какой эффект воспроизведет последняя фраза. Это было сродни выстрелу вслепую. Может, её уязвит то, что кто-то обогнал её в силе - видно, что хозяйка сей обители не последняя по мощи среди своих. Может, это лишь подогреет её интерес, что тоже на руку. До этого она его ни чем не выдала, но ум-то твой еще варит, понятное дело, ей хочется знать об этом, иначе бы давно в лучшем случае послала к черту, каким бы ты там Мастером не был. Ну ладно, последнее, конечно же, утрированно. И все же не будь в ней интереса, разве был бы сейчас этот разговор?

Отредактировано Тхваргхал (2014-10-25 13:18:28)

+1

9

Мора не обладала плотью, но если бы плоть у волчицы была, глаза ее сейчас обязательно бы сощурились. Впрочем, в отсутствии плоти определенно были свои плюсы. Волк не мог разобраться в ее эмоциях. По крайней мере,  если не призовет ее. А призывать он ее не собирался.
Волчица легонько пнула череп. Гладкий, чуть вытянутый,  он покатился с общей кучи и замер у лап волка. Череп походил на волчий, но был меньше, круглее. Череп молодого волка, почти волчонка. Мора склонила голову вбок, прислушиваясь к пульсу волка. Он едва заметно изменился. Пульсация в голове волка усилились, волк активно пользовался мозгом. Она почти слышала, как мысли тяжелыми, неповоротливым глыбами ворочается в его голове. Хо елозя смеяться, но волчица осталась спокойной.
- Могу представить, что ты чувствуешь волк, - голос волчицы опустился почти до шепота. Она неспешно, чуть боком подходила к конца волку, стараясь, чтобы мозг кошмара слышал не суть, а только слова, не вникая в их смысл. Больше всего ее интересовала пульсация, она могла поведать о переживаниях кошмара больше, - этот дух представляется тебе угрозой. Но что, если ты идешь по ложному следу? - Мора резко отстранился и поднялась по куче костей выше. Если с начала разговора ее лапы почти не задевали костей, то сейчас все больше мелких ошметков летело из-под лап, по мере того, как ночь медленно, но властно опускалась на Невернайт.
Мысленно Мора уже допускала мысли о том, кто из духов оказался столь силен, чтобы оказаться под лучами света, но сообщать это волку не было нужды. Выдавать духа, кем бы он ни был, она не собиралась. Тем более этому жалко подобию живого. И дело было не в том, что волчица могла исполтзовать это знание в своих целях. Даже не видя света, она чувствовала, что день - не ее время.
- Как знать, что придет в голову безумцу ?- едва слышно пробормотала она себе под нос.

+1

10

Бочком-бочком, шаг за шагом, она подползала ближе, и маленький черепок из-под её лап как бы невзначай скатился к твоим ногам. Лишь на секунду ты глянул на её, потом же твой взгляд возвратился к собеседнице. Совсем маленькая костяшка. Откуда она? Её несчастный обладатель сам по глупости набрел на свою смерть, или же та заботливо приволочила его останки в свою обитель? Тебе ли не знать, какие причуды могут выкидывать духи. Сам уже сыт ими по горло.
Тебе известен этот прием оратора - понижать голос, чтобы аудитория с особым вниманием вслушивалась в твои слова, прикладывая определенные усилия, чтобы их хотя бы услышать. Она была близко, но ты не сделал и шага назад, спокойно смотря на голую безглазую морду.
- Найти бы для начала след, прежде чем с него сходить, - усмехаешься. Есть немножко лжи в твоих словах - ведь начало происков уже положено, но ведь и эта безликая не говорит начистоту, правда же?
"А может, кто-то просто хочет сбить нас с него?"
Волчица дернулась в сторону, поднялась по костяной куче выше, многочисленные косточки с шорохом покатились вниз.
Ты едва различил тихое бормотание, но суть их по обрывкам понял. Хотя нет, все же, к кому оно относилось? К дневному ходоку, к тебе, к ней? Ты, в общем-то, не стал уточнять.
Первая мысль, прозвучавшая в твоем мозгу вдогонку за сим шепотом, даже едва ли не заставила тебя вздрогнуть, уж не читает ли сия тварь чужие мысли, уж не знает ли о твоей вечной головной боли в виде извечно хихикающей гниющей бетайласки, которую ты пока не решил, которая, кажется, неумолимо приближает твой последний вздох? Конечно нет, не может она этого знать. Бесспорно.
Кажется, ситуация оборачивается не в твою сторону. Что ж. Ты не особый любитель упорствовать, когда оно бесполезно. Но сейчас ты еще не считаешь, что все потеряно. Стоит посмотреть, во что выльется ситуация, может, еще что-то изменится. В противном случае в любой момент можно покинуть это пристанище чужих не погребенных костей и их бестелесной коллекционерки, словно ничего и не было, хотя, конечно же, так оно никогда не будет. Может, позже этот безвыгодный для тебя диалог припомнится не в лучшем ключе либо тебе же, либо ей, но об этом заранее знать никому не дано.

+2

11

Безглазая морда повернулась в сторону волка. Если бы у нее были глаза, они бы заглянули ему прямо в душу, а так... Мора смотрела на пульсирующий комок. Сердце. Типичная для мертвеца слабая пульсация. Удар, заставляющий кровь лениво шевельнулся в паутине сосудов, вен и артерий. Едва заметная задержка, и вновь удар. Мертвая кровь мертвого волка. Гадость. Но для голодной твари даже это было жизненной силой. С неприятным шуршанием язык духа  облизал морду. Волчица резко отвернулась. Скрывшись в темноте сводов расщелины, она выволокла почти целый хребет какого-то зверя, улеглась рядом на груде черепов и костей и с тихим хрустом принялась грызть ребра, покрытые тонкой прослойкой розоватого вещества, все что осталось от плоти жертвы.
- Тебе здесь больше нечего ловить, - могильным холодом повеяло от слов твари, раздражение, голод и презрение ощущалось почти физически, воздух вдруг стал затхлым и густым.
- Не стоит злоупотреблять моим гостеприимством, волк. Вали на все четыре стороны, - глухо, под хруст костей, сказала Мора. Ей хотелось подумать в одиночестве, но пульсация, пусть и редкая, ее напрягала, мешала сосредоточились, будила голод. Пусть даже это была мертвая кровь, безвкусная, неприятная, она заставляла рецепторы волчицы работать на пределе. Слишком близко. Слишком голодно.
С хрустом разломилось ребро под зубами бетайласа.
- Мне надо подумать. Убирайся домой, волк. Приходи в следующий раз... Если я еще буду здесь следующим днем..., - голос волчицы вибрировал и менялся, дрожал и менял тональность. Дух едва удерживала в себе первобытную жажду крови и желание напасть. Только собственная сила и знание того, насколько опасны бывают мастера, удерживали Мору от атаки.

+1

12

И все же это был конец. Она снова словно прочитала твои мысли. Нечего больше и пытаться. Речь, полностью состоящая из намеков, приторно-сладкая певучесть голоса исчезли без следа. Остались гнилостная сырость и мрак, кости, и вы двое, ни живые, ни абсолютно мертвые. Затхлость и гниль в её словах, а ты почему-то вспоминаешь тот жуткий вой, что завел тебя сюда. Там ведь отчетливо слышался голод, вселенский голод, ярость, ненависть. Видимо, любопытство все это время заглушало его, а вот сейчас, когда тебе больше нечего сказать, когда ей больше нечего ответить, из того, что ей хотелось бы ответить, все эти отрицательные эмоции заняли первый план.
Ты же не глуп, ты же понимаешь, что можешь стать одной из тех костяшек на полу в случае чего, да хоть той же, что так звонко хрустит в безликой пасти бетайласки. Она тоже не дура, не кинется на тебя сразу, но к тому моменту, как это произойдет, испытываемый голод лишь добавит ей шансы на победу, конечно, преимущество на твоей стороне, наверное, но лучше не проверять лишний раз, согласись. Уходи, она тебе ничего не скажет.
Придешь ли в следующий раз? Скорее всего нет. К тому времени это может стать неактуальным. А призывать сию тварь ты бы стал в крайнем случае. Конечно, ты это не сказал. Ты вообще ничего не сказал, не кивнул даже.
Это так неудобно, что у неё нет лица, что невозможно прочитать эмоции по голому черепу, черные глазницы таращатся из темноты, а в них ничего, ни того зверского голода, ни скрытых ответов на вопросы, совсем ничего. Может, оно и к лучшему, в темноте ты бы мало чего разглядел. Да и вряд ли бы сия тварь из тех, по чьим харям все видно.
Ты не разворачиваешься до конца, медленно отступаешь, нашаривая задними лапами камень, пятишься, сколь бы досадно это ни было. Устланный белыми останками пол обители духа скрывается за сводами пещеры, и их черепоголовая обитательница, разгрызающая чей-то хребет в дребезги. С каждым шагом свет все ближе, и вот, холод снова обнимает тебя, крупные хлопья опускаются на серую шерсть, а свет, такой непривычный после мрака расселины, распростерся вокруг, такой обманчиво безопасный по сравнению с тем, что ждет впереди, что уже надвигается на мир из дальних уголков мира. И вроде какая тебе разница, что Ночь, что День, ты же кошмар, но, но...
Дыхание молочное и прозрачное одновременно, уносится вверх, а ты бредешь себе назад, прислушиваешься, потягиваешь носом воздух, и все же не без досады понимаешь, что больше сегодня тебе крупная дичь на удочку не попадется. Почти наверняка.

+3

13

Мора устремила безликий взор вперед, туда где волк скрылся. Она все еще чувствовала его, чувствовала его пульсацию,  хотя он скрылся из поля зрения  твари. В какой-то момент сила сжатия челюстей оказалась сильнее, и с громким хрустом разгрызенный хребет развалился. Череп с остатками позвонков покатился с кучи костей к выходу, его слепые глазницы устремились туда, куда волк ушел. Но Мора этого не видела. Чувствуя, что ночь не за горами, тварь свернулась клубком, незаметная и невидимая среди других следов смерти вокруг нее.
Ждать.
Ждать, пока ночь полностью войдет в свои права.
Уже скоро.
Тихий вдох покатился по расщелине. Ветер подхватил его, и разнес по всему перевалу.

+1

14

Зима. Это время года далеко не приветливо, как лето или весна. Зимы  можно ожидать чего угодно от потепления с вязкой кашей под лапами до жутких морозов, в которых твои конечности превращаются в ледышки и напрочь отказываются тебе подчиняться. Все это жутковато, конечно, но всегда найдутся те, которые скажут, что это время по-своему чудесно и загадочно. Как раз таки Ирдис была одной из тех странных личностей, кто так считал. Этот суровый момент в цикле года, всегда завораживал ее. И очень часто случалось, что моча в голову ударит и надо обязательно по собственной воле выбежать из своего уютного " домика", носиться как сумасшедшая по густым лесам, для забавы пугать зверье, гонять местных белок и ловить языком колючие снежинки.
Так же и в данный момент Ирдис гордо стояла на возвышение в виде огромного булыжника, получая от этого уйму эмоций. Взирать на этот мрачноватый мир с высоты было огромным удовольствием. Во первых, хоть сейчас она на кого то смотрела, не задрав голову, как это обычно бывало с верзилой Тхваргхалом. И второе, самое главное, сразу начинаешь чувствовать себя центром вселенной и это чертовски приятно. Конечно это все иллюзия и ни чего больше, но иногда стоит себя побаловать такими причудами характера.
Маленькая кремовая волчица глубоко вдохнула, обжигая легкие морозным воздухом. Еще чуть-чуть полюбовалась бесконечными просторами и одним молниеносным прыжком оказалась внизу, после чего пустилась в стремительный бег.
В ушах шумел ветер, длинная шерсть развивалась, снег поднимался от легких толчков. Этот лес ни как не изменялся, рядом проплывали все те же пейзажи, только уже накрытые мягким покрывалом снега. Ни чего необычного, проще говоря, разве что ощущение свободы и бесконечного полета.
Бег бегом, но едва слышные шаги заставили Ирдис остановиться. Впереди шагал большой силуэт волка.  Эту ссутулившуюся тушу, погруженную в свои тяжелые думы можно узнать из тысячи. Волчица едва усмехнулась и со смесью шутки и вызова крикнула: Ка-акие морды!

+3

15

Сколько уже времени я потратил на эти бессмысленные хождения по чужим землям? Сколько уже раз я выступал в роли бравого солдата безжалостных убийц? Хотя, последние явно стали сдавать собственные позиции и погрузились во времена самоупоения, когда их же земля гибнет под ихними же лапами. Остановившись посреди тропы и помотав головой, я постарался прогнать все гнусные и философские размышления прочь, мне предстоял долгий и трудный путь в родные края сквозь замерзшие горы. Хотя, в этот раз путь для меня был явно краше и лучше, прошлый мой поход по горам сопровождался бурей, шквальным ветром и ливнем, благодаря которым я едва не сорвался с одного из перевалов вниз, хотя, если бы не дух сопровождавший меня, я бы уже лежал мертвым на дне ущелья, и не возвращался бы этим зимним днем домой.
Я шел в горах уже не первый день, полумертвое тело изрядно устало и требовало отдыха, но выученный с рождения идти до конца, я продолжал подниматься все выше и выше в горы, пока мои лапы не ступили на очередной перевал. Если бы я не сел на ровную поверхность, то этот разлившийся по поверхности скал вопль безумия, голода и ненависти сбил бы меня с лап. где-то в скалах спрятался дух. Эта новость была и плохой и хорошей. Хорошего в ней было больше, ночной обитатель жив, он хорошо питается и скрыт тьмой пещер, да и случись чего, этот дух быстрее откликнется на призыв и вселиться в тело.
Довольный таким новым обстоятельством и явным шансом на попутчика, я отправился дальше, но надобность в духе отпала сама собой. По рыхлому снегу темнела цепочка следов, а до боли знакомый запах вселял светлые чувства в мою голову. впереди был один из рапаитов, точнее была. Решив нагнать одного из членов своей семьи я срезал путь, в забравшись по насыпи камней, срезая весьма широкий поворот и выскочил на тропу уже в паре метрах от светлошкурой волчицы. Но, то ли мой нюх утратил свои свойства, то ли темно серый волк шел с другой стороны. Благо ни один из волков не нес в себе угрозы ни мне, ни землям нашей семьи, ведь это были такие же мертвецы как и я.
Махнув хвостом в качестве жеста доброй воли, и издав негромкий звук напоминающий лай, я двинулся в сторону состайников. В белом силуэте и слышимом запахе я распознал рапаита Ирдис, а вот темный сутулый зверь был явно мастером. Тхаргхал, несомненно это был он. Улыбнувшись и ускорившись, я заговорил лишь тогда, когда между мной и Ирдис было всего несколько шагов.
- Рад видеть вас здесь, теперь дорога домой будет не такой однообразной и скучной.
Улыбка на моей морде, да и радостный блеск в глазах выдавали меня с потрохами, я безумно соскучился по дому и семье.

Отредактировано Сатанис (2014-11-07 15:24:48)

+2

16

Даже сквозь мрачную пелену неутешительных выводов, родившихся в твоей голове после неплодотворной встречи, ты сразу понял, чей это был голос. Дразнящий, шутливый. С неуловимой и безобидной дерзостью в глубине.
- Ирдис? - рассеяно произносишь вместо приветствия, оборачиваясь назад. Легкая и светлая, как снег, едва слышно шуршащий под её лапами. Нечто внутри тебя не определилось, как реагировать на внезапную компанию в её лице. То ли сейчас неплохо было бы провести время с соплеменником, то ли именно в этот момент тебе позарез надо обдумать нынешнее положение дел.
Ты так и не решил. Не успел. Ибо сзади раздался шорох камней, осыпавшихся из-под крупных лап с насыпи и подхваченных внезапно возникшим в горах ветром, а позже - звуки шагов.
Обернувшись, ты даже не сразу поверил. Но все говорило за себя. Шрам над левым глазом, мощная фигура, зеленые, как у всех ваших братьев, глаза.
- Князь, - выдыхаешь и невольно улыбаешься, вскидывая уши, и на лице твоем радость, немного даже несдержанная и от того словно не слишком естественная. Почтительно слегка склоняешь голову в приветствии собрата. - Какая приятная встреча.
Такие взрослые дядьки, а смотритесь как щенки, столько блеска в глазах, эмоций где-то внутри. Но кого это, в самом деле, может волновать? Какое это имеет значение?
И вот, вы направляетесь в сторону родных угодий уже втроем, два здоровенных волка и легконогая волчица, и радость воссоединения так захватила тебя, что давешние угрюмые рассуждения о возможных бедах в лице вышедшего на дневной свет бетайласа отступили на задний план, даже немножко как-то позабылись.
- Возможно, нам даже доведется послушать историй о долгом странствии, - все еще улыбаешься, но уже более привычно - мягко и сдержанно, как и всегда.

Отредактировано Тхваргхал (2014-11-10 23:39:55)

0

17

Тхвар как всегда само спокойствие. Он только медленно повернулся, будто примороженный низкой температурой.
Ведь даже нисколечьки не удивился, когда увидел ее, а мог хотя бы какую ни будь рожицу скорчить, идет такое ощущения, что сие создание и не хотело видеть Ирдис. Ну, ни чего, похоже, придется его, как нибудь растормошить, а то смотреть на кислую рожу всю дорогу не очень приятно.
Ирдис уже вдохнула морозного воздуха, и хотела было открыть рот для необидной язвительной реплики, но сзади послышался голос. От этого голоса не исходило угрозы, да и когда тебя "рады видеть" в таком месте... это неожиданно, но приятно. Ирдис быстро подавила в себе позорное удивление и легко повернулась назад. Там стоял почти такой же огромный волк, как и Тхваргхал, только странно было заметить, что этот был еще выше возлюбленного. На серый мех опускались пушистые хлопья снежинок. Голубые глаза смотрели насмешливо, улыбка до ушей "Как же хорошо, что хоть кто-то на позитиве",  а над левым глазом красовалось два розовеньких шрама. Это точно был Сатанис. Ирдис приходилось видеть его раньше, только ни как не выходило познакомиться поближе. Этот бедолага по виду явно соскучился по хорошей компании, с которой можно поговорить и сиял от вида нас с Халом.
- Какая приятная встреча, как раз будет веселее идти втроем, а то этот еще не отошел от познания вечного и прекрасного, - и уже посерьезней - Я тоже рада видеть тебя здесь, Сатанис. - конечно, что именно здесь было не очень то. Ирдис хотела поговорить с Тхваром наедине, но видимо не судьба, значит в следующий раз. Тем не менее, на лице появилась почтительная улыбочка, и как бы в знак приветствия легонечько кивнула головой, подняла взгляд, вернее закинула голову, чтобы смотреть в глаза, а не в грудь. И уже обращаясь к обоим верзилам, которые просто преследуют ее везде, где только можно.
- Что-то последнее время ночные твари разгулялись, ни как чувствуют приближение ночи, - недавно услышанный  морозный вой, явно опасного существа, обязывал Ирдис завести эту наболевшую за последнее время тему.
- Кстати, а что думают на счет этого наши мудрые мастера?

Отредактировано Irdis (2014-11-11 19:02:55)

0

18

Мастера? Мастера ничего не думали. Мой мир внутри взорвался жгучей болью, неистовыми воплями, криками. Где-то недалеко, совсем рядом блуждал вырвавшийся в этот мир голодный ублюдок. В глазах потемнело, и все, что я смог ответить своим родным Ирдис и Тхаргхалу, это скупое:
- Он здесь.
Словно по волшебству мир изменился. Небо укрыли свинцовые тучи, весь воздух смерзся до предела, и мир стала заволакивать тьма. - Так рано? Сейчас должен быть День! - Это Ирдис, не сговариваясь, я и Тхаргхал закрыли молодую своими спинами, еще спустя доли секунд мир приобрел прежние цвета, звуки и запахи. Лишь небо угрожающе нависло над головами трех мертвых волков. - Сейчас подымится ветер и мы не успеем его обнаружить Князь, нужно уходить. - Я медленно повернулся в сторону черного и задумчиво кивнул.
- Ветер это пол беды. Уводи молодых и старших на Пути, всех Мастеров к перевалу, я задержу того кто к нам идем, но не уверен, что моих сил хватит.
Тхар недовольно вздыбил холку, и переглянувшись с Ирдис, прющурив взгляд проговорил. - Втроем мы вышвырнем его обратно в тьму. - И эти слова прозвучали как удар для меня. Да как они смеют подставлять свои спины неведомо чему, зная, что позади наш дом, что там старики, в чьем разуме бесценные знания и совсем еще глупые неофиты, наше будущие? Нет, я не подал вида, и даже блеск глаз с заботливо радостного не сменился на гневный.
- Сейчас, ты, Мастер Смерти, забираешь рапаита, и уводишь всех на Пути, и лишь потом, слышишь меня? лишь потом, ты и остальные Мастера явятся к перевалу.
Мой голос был тих, спокоен, я говорил медленно, растягивая слава, словно сторонний взрослый отсчитывал глупого волчонка за игру с дохлым кроликом. Черный гигант имел право на обиду, но лишь молча склонил голову и стиснул зубы, Ирдис же тихо прошептала. - Да Мэтр...
Вопросы? Они излишни, толкнув белую волчицу, черный был готов хватать ее за пятки Ирдис, лишь бы его пассия бежала как можно быстрее. А я, я лишь провожал их силуэты взглядам, вслушиваясь в вой ветра...

Томительное ожидание сводило с ума, но я не смел сойти с места, ощущая каждой клеточкой тела приближение того, кто ворвался в этот мир раньше своего времени. Был ли я зол? Нет, не думаю, я был лишь рад тому что эти порождения тьмы свободны, вот только, открыв им путь в этот мир, мы взяли на себя ответственность за их деяния. Лишь сама Безликая ведает, скольких успел уничтожить этот озлобленный дух, и один ли он в этом мире...
Откуда такие сомнения? Мэтр рассказывал о войне, прошедшей по миру около 250 лет тому назад, и отголоски той войны не только Ночь, но и множество введен в сон порождений Тьмы. Среди их числа были не только умкову и гипналы, но еще и множество улиев, стигонитов. И каждый раз отправляясь в свои походы, я как и мой учитель уничтожал и освобождал погруженных в сон творений некромантов.
Но хватит отвлечений, я жду этого дневного приблуду слишком долго, а посему, нужно поторопить этого бетайласа. Откуда такая уверенность, что это он? Все просто, мы чувствуем наших слуг, где бы они ни были. А посему, самый верный ход, вызвать этого подонка сюда.
Многие удивятся, почему нет привычных зеленых вспышек, крови и напевных слов, ведь это привычное сопровождение работы некроманта. Огорчу вас мои дорогие зрители, мастерам, опытным мастерам, достаточно лишь вспомнить о простом заклинание, и оно начинает действовать. Вот только... Оно не сработало, я ошибся, тот, кто показался за небольшим сугробом, был одним из сильнейших наших слуг... Громадный, массивный зверь. Пепельная шкура изъеденная черными дымящимися рунами. Горящие злобой, ненавистью и жаждой алые глаза. несомненно, это был он, один из первых в этом мире злобных духов. Как же ты выбрался в этот мир? Такие как ты, не могут ходить под солнцем без нашей воли, они сжигает вашу тьму мгновенно. Задумавшись, я упустил момент, когда самый свирепый бетайлас оказался всего в двух прыжках передо мной и замер. Чтож, один плюс есть, он не кинулся на меня сразу же, а это значит, что мне удастся вернуть его на нашу сторону.
- Ну здравствуй, Шедоу, я ждал тебя...
Медленно поднявшись со снега, я принял устойчивое положение, и приготовился к схватке с тем, кто призван нам служить.

+2

19

Сон. Сладкий томный сон в пучине ледяной и гнилой воды в землях Ночных Охотников был прерван, безбожно нарушен этим бренным миром. Земля стараясь стряхнуть с себя темную тварь вышвырнула тебя обратно в этот мир, в горы. О Боги, как же ты устал скитаться под покровом Дня, терзаемый голодом, ненавистью, стремлением убивать. Тебя призвали против воли, после долгого прозябания в сумерках и густой тьме. Как же ты мечтал вернутся обратно, здесь не с кем было говорить, здесь нечего было делать без служителей Смерти. Ты так надеялся покинуть ненавистные земли утопив себя в озере, но нет, этот чертов мир не дал тебе уйти, он лишь швырнул в слабый сгусток сумерек в горах, запечатав тебя в теле некогда рухнувшего с гор дебила. А может это и не мир, каждый раз отключаясь ты просыпался в этом мире, в чьем-то давно уже мертвом теле. Как же плохо быть магом, не знающим как управлять магией, но впрочем, все это тайна, огромная и страшная тайна.
Вот и сейчас, приобретя промерзшее до основания тело, ты валялся в снегу и жадно глотая воздух мучительно менялся. Эта боль сводила тебя сума, а такой близкий и громкий призыв мастера Смерти лишь добавил неприятных минут мучений. Трансформация тела выворачивала сознание на изнанку, взрывалась натянутыми жгутами в мыслях и все проблески радости и покорности тонули в безумии от боли и вопле ненависти.
- Раз, два... - тяжелые шаги оставляли за спиной вереница темных, дымящихся провалов шагов на снегу - духи заберут тебя... Три, четыре, прячьтесь все живые...
Раскачиваясь из стороны в сторону, ты брел в сторону источника призыва. Взгляд был твой наполнен болью и ненавистью, из пасти валил черный дым, и с каждым шагом на теле один за другим начинали сиять осязаемой тьмой руны, что всегда змеились по твоей шкуре и оставляли за собой разводы дыма.
Ты медленно выплыл из-за поворота и был готов идти дальше, на запах некромантов, помня путь к дому, но на пути была преграда. Замерев словно бестолковое зомби, ты попытался сфокусировать плывущий взгляд, но так и не смог разглядеть того, с кем когда-то проводил долгие месяцы по приказу метра и общался словно равный с ним. Голос некроманта прозвучал словно удар колокола в тишине, он взорвался множественным эхо в твоей голове, ударяясь о края сознания и множась звучало лишь одно. ...Шедоу, я ждал тебя... Оскалившись в безумной ухмылке и издав низкий, тягучий и утробный вой, ты резко двинулся вперед, и попытался вцепиться в глотку представителю Кошмаров.

+1

20

Я ждал. Не торопил и лишь следил за тем, кто возможно оставить гнить мои кости в холодных снегах этого перевала, навсегда запечатав мертвую душу на пути домой. Быть может, это будет к лучшему. Все мои действия всегда были направлены на защиту семьи, и быть может после смерти, моя душа станет сторожем на пути к миру Смерти, хотя, какой из меня сторож. Надо будит поселить здесь брата гипнала, что обитает в наших пещерах. Мысли не мешали мне следить за застывшим духом. Его тело дрожала, взгляд был рассеян а регенерирующие мышцы содрогались от боли. Вот оно! Тревога в моей душе мгновенно утихла, этот дух не предал нас, он не убивал ради удовольствия, его терзает боль, и эта жгучая бестия затмила его разум. Эх Шедоу, Шедоу, никогда мне не доводилось видеть тебя таки в присутствии Мэтра, он всегда мог вернуть тебе рассудок, вот только вспомнить бы как... Стремительные движения духа вывели из транса и я лишь успел нелепо дернутся в сторону, но было поздно, челюсти духа сомкнулись на моей глотке. До чего же неудобная поза, он немного ниже меня, да еще и в родном облике, в прочем, облик роли не играет. Если бы он хотел меня убить, то убил бы сразу. Прищурив глаза и стиснув зубы, я навалился грудью на бетайласа и слегка придавив того к земле прорычал.
- Давай, сожми свои зубы, и я размажу тебя по ближайшей скале...
Злость всколыхнулась мгновенно, но тут же ушла на задний план, дав место холодному расчету и здравому смыслу. Нет, я смогу его убить, и даже выживу после такого, но уничтожать одного из сильнейших духов ради... Ради чего? Зарычав, я схватил друга за загривок, ближе к плечу, и рванув в сторону, приготовился ударит по духу кнутом умертвия. Но резкая боль в глотке разрушила строящуюся цепочку заклинания. Кровь...?
Я проследил взглядом, на сколько позволяло мне положение, за падающими в снег алыми каплями. Кровь... Эхом пронеслось в моей голове. Наша кровь огромный источник силы для духов, она способна не дать им умереть. Ну конечно! Какой я глупец, как мог я забыть то, чему учат на самой первой ступени. Растворив так и не созданное до конца заклятье, я  замер, надеясь лишь на то, что кровь попавшая в пасть Шедоу вернет ему рассудок.

+1

21

Острые клыки вонзились в живую плоть, вот только обилие меха мешало тебе добраться до сладкой крови врага. Серый властитель мертвецов что-то бурчал, ты же лишь почувствовал что земля стала ближе, да тупую боль в резко занывших мышцах шеи. Боль. Эта тварь рвала на части и застила сознание, превращая тебя в голодного монстра, ты словно вернулся во времена своей молодости, когда был беспомощным сгустком тепла, стремящимся забить кровавым мясом бездну внутри себя. Твое сознание прояснилось лишь тогда, когда воздух прорезала колючая прохлада зарождающейся боевой магии, и ты инстинктивно издав вопль бешеной ярости сильнее сжал челюсти.
Треск лопающейся кожи прозвучал как выстрел в глухой тишине. Сладкая опьяняющая жидкость хлынула впасть, но соперник попытался отшвырнуть тебя в сторону. Волна ярости вновь закрыла разум, как смеет проигравшая еда брыкаться, и пытаться спасти свою жалкую жизнь?! Но ты не успел предпринять новых попыток атаки, как только ты разжал пасть, для нового укуса, боль начала отступать, разум и зрение прояснятся. Кровь некроманта попавшая в твой организм начала все же выполнять свои законные функции, спасать твою жизнь. Отшатнувшись в сторону от мага, ты расставил передние лапы и уронив голову к земле, стал жадно хватать пастью снег, приводя себя окончательно в сознание.
Когда буря в душе утихла, и свет стал вновь причинят неудобства, ты поспешил скрыть самого себя в подобранном теле. Дымящиеся узоры растворялись медленно, но ты уже не обращал на свой внешний вид внимания, тебе все же удалось рассмотреть некроманта стоящего в паре метров от тебя.
-Князь...
Закатив глаза и громко фыркнув, ты подошел к одному из мастеров и осмотрев медленно регенерирующие раны от собственных клыков произнес - Descensus averno facilis est. Можно было найти и более достойную смерть для ученика Мэтра.

0

22

ИГРА ЗАМОРОЖЕНА

0


Вы здесь » Nevernight|Legends of the Island » - земли Королевской Стаи » горный перевал


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC