Nevernight|Legends of the Island

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nevernight|Legends of the Island » - земли Ночных Охотнков » слепой грот


слепой грот

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

СЛЕПОЙ ГРОТ

логово стаи
http://izbachitalnja.ru/wp-content/uploads/2012/06/hallong-9.jpg

Описание
Это место зовется слепым гротом не зря. Просторная высокая пещера находится в скалах на западе от кровавого коскада. Вход в пещеру почти незаметен, потому грот зовется слепым. Собственно игра света на камнях делает их со стороны очень низкими, и издалека грот вовсе невиден.

Дичь
Грызуны.

0

2

Очередной обычный день в жизни Хильды. Все дни тянулись, словно зыбкая тина болота, с каждым новым рассветом волчица поднималась с мыслью, что сегодня предстоит вновь многочасовая тренировка в магии, забирающая много сил. Как бы то ни было, она поставила себе цель - обучится если не всем, но многим заклинаниям. И, конечно, молодая волчица не отступит до того момента, когда последнее, сильнейшее заклинание не будет освоено до конца.
Сладко зевнув, ещё пребывая в утренней дрёме, Хильда потянулась и поднялась на лапы. Имея привычку каждый день вычёсывать шерсть, волчица провела эту утреннюю процедуру и отправилась в своё привычное место тренировок, где она никому не мешала и могла уединиться. Иногда Хильда жалела о том, что она полукровка, ведь из-за этого магия даётся ей намного сложнее, чем другим, но упорности ей не занимать. Сегодня ей предстояло освоение заклинания Волна тлена. Она уже несколько недель пыталась применить его, но каждый день сталкивалась с тем, что ей не хватало сил на его выполнение.
- Это всего лишь третье заклинание, которое я учу, а оно уже не поддаётся мне. Что будет дальше? - часто сокрушалась Хильда, злясь на саму себя. Но она знала, что в конце концов всё же осилит его.
Волчица начала повторять про себя заклинание, представляя исход, который должен получится. Она пыталась зарядить воздух аурой, но выходила лишь часть заклинания. Хильда вновь и вновь злилась на себя, сбивалась, снова начинала читать заклинание. Так повторялось раз пять, пока она не поняла, что уже много сил отдала на это. Хильда даже не обращала внимание на голод и на то, что ещё не ела.
Волчица отвлеклась на минуту от своего занятия и заметила приближающуюся к ней Ингу.

+1

3

>> сосновый лес
Мрачным тяжелым предчувствием затих лес. Высокие громады сосен расступались передо мной, пропуская и позволяя вырваться из тесных, удушающих объятий сумерек. Я была гонима страхом, засевшим глубоко в сердце еще тогда, два с половиной года назад, когда я впервые повстречалась с порождениями Ночи. Ещё тогда, вселявшее ужас своими бездомными оранжевыми глазами существо оставило не только незаживающий шрам на моем бедре, но и прорезало глубокую рану в сознании, позволяя каждый раз охватывать меня ужасу при мыслях о Ночи и её существах.
Когда впереди уже замаячил свет мертвого сада, я заметно успокоилась. Погони за мной не было, хотя это и странно, ведь кровавая дорожка вилась за мной от самой границы. Верно, чудовище и впрямь было настолько слабо, что на свету ему было просто не выжить.
Я бегу уже скорее по инерции, нежели от кого-то убегая. Мое бешеное сердцебиение постепенно приходит в норму, я начинаю дышать глубже, обжигая морозным воздухом легкие и постоянно облизывая нос. На глазах выступает влага, я не плачу, но от хлеставшего в морду ветра становится совсем не по себе.
Выбежав на довольно просторный, открытый участок, я замедляюсь. Пытаюсь опираться на больную заднюю лапу, хромая и чуть ли не падаю в снег. Все же, я ужасно устала. Судорожно перевожу дыхание, почти остановившись и глотая воздух.
- Нет, нельзя сейчас остановливаться... Нужно бежать и предупредить стаю. Да, что там стая! Нужно скорее забрать Хильду и отправиться на поиски убежища,- мысли о дорогой сердцу волчице заставляют меня возобновить движение несмотря на усталость. Я двигаюсь быстро, а затем вновь перехожу на бег.
Вот, впереди уже маячит каменный грот. Я практически теряю сознание от нехватки кислорода, мои, и без того красные, глаза наливаются кровью и я начинаю кашлять. Впереди, вижу маячащую серую шкуру. Втягиваю запах и, убедившись, что это она, иду. Перед глазами уже все расплывается в неясном тумане. Я тяжело вздыхаю и всего не дойдя до неё пары шагов, падаю на каменное дно грота, благо не вспарывая живот сталагмитом.
- Хильда...- тихонько зову её, поворачиваясь на бок и кое-как дотягиваясь до своей раны на лапе. Та кровоточит, шерсть вокруг промокла и слиплась грязно-бурым комком. Я морщусь, но начинаю зализывать. Больно, то и дело вздрагиваю. На пол пути бросаю это дело. Не хочу больше терпеть и оборачиваюсь мордой к подошедшим волкам.
- Слушайте! Слушайте все!- я оборачиваюсь к двум Гласам, которые тоже оказываются здесь, среди общей массы,- Я была у самой южной границы, в сосновом лесу. Ужасная весть. Птицы оказались правы! Ночь уже близко. Она ощущается уже очень ясно и сегодня к вечеру будет у мертвого сада. Не пройдет и суток, как Ночь накроет все наши территории.
Мой голос дрожал, в глазах был виден ужас, а сама я то и дело вздрагивала от боли. Говорить о том, что разорвал мне сухожилия дух, я не хотела. Незачем лишний раз поднимать кипиш в стае. Я оборачиваюсь к сестре, которая стоит совсем рядом и говорю приглушенно.
- Нам нужно уходить и искать убежище. Мы не останемся здесь. Это логово довольно уязвимо перед чудовищами,- я сжимаю зубы и зажмуриваюсь, будто на яву вновь видя прогнившее тело волчицы с границ.

0

4

Начало игры.
Задыхающееся от безумной скуки темное волчье сердце отсчитывало, раз за разом, удары. Люсьен полулежал неподалеку от входа и безэмоционально погрызывал кость, иногда нарушая тишину характерным треском. Волки занимались, чем могли: кто-то вполголоса бормотал что-то о надвигающейся буре, кто-то с нарцисстическим удовольствием повизгивал, рассказывая о недавних происшествиях со своим участием. Грустно. Где-то в стороне расположилась Хильда. Люсьен пару раз заинтересованно глянул на серошкурую Хранительницу. Ему пришлось приложить усилия, чтобы догадаться, чем та занимается: самка выглядела крайне напряженно.
Неприятно свистел ветер за пределами пещеры. Его языки ласкали вход в логово, но внутрь проникали совсем на небольшое расстояние. Однако, непогода чувствовалась во всеобщем напряжении. Ну, знаете, плохое предчувствие, и все такое?
Что-то переменилось. Можно было бы пошутить, что Люсьен заметил это в особенном порыве ветра.
Теперь серобокому стало казаться, что наступили минуты самые тяжелые в его жизни. Это было, конечно же, вовсе не так, но тоска и тревога, охватившие зверя, так рьяно и неистово драли волчью душу..
Хильда замирает и отводит взгляд в сторону. Инстинктивно самец поднимается на свои четыре, позабыв про оленью косточку. Трудно описать, какие эмоции можно было прочесть в глазах Люсьена - то дикая примесь растерянности и злобы. Оставаясь на своем месте, не шевелясь, лишь нервно бегая суженными зрачками по присутствующим и по Инге, зверь наблюдал, как израненная волчица завалилась в пещеру. Хильда..
Самец ревностно хлестнул себя хвостом по крупу, но сдержал порыв броситься в лапы черношкурой, справляясь о ее самочувствии и случившемся, лишь проследив, как серая Хранительница подходит ближе к сестре.
- Птицы оказались правы! Ночь уже близко. Не пройдет и суток, как Ночь накроет все наши территории.
Самец молчит и, сосредоточенно выпрямившись, жадно ловит все слова, обороненные присутствующими в логове. Где Кровокрас? Кажется, неподалеку. Сейчас важно слушать и внимать его речам - должно быть, более опытный предводитель внушит членам стаи больше уверенности в предстоящем испытании, чем Люсьен, который вступил в должность не более двух суток назад.
Пока Арчи пару секунд смотрел на вождя, он упустил тот момент, когда Инга начала говорить вновь. На этот раз она обращалась не ко всем присутствующим, а лишь к сестре. Люсьен был достаточно близок к самкам, чтобы уловить слова...
- ..искать убежище. Мы не останемся здесь. ..
Серобокий перевел взгляд на Ингу, и тут же отвернулся, сделав вид, будто не слышал ее приглушенного шепота.

p.s. цветом временно обозначена чужая речь, т.к. код подчеркнутого текста не работает.

+1

5

Мерзко. Противно и мерзко «просыпаться» с пустым желудком и чувством сухости во рту. Состояние Соул за последние дни из положения «нормальненько» перешло в «астральность». Все чаще и чаще волчица замечала за собой, как «засыпает» в одном месте, а приходит в себя в совершенно другом. Погруженная в какие-то бытовые и не очень хлопоты, она, кажется, перестала замечать, как идет счёт времени. Сама не понимая, что ее гложет, белая пыталась докопаться в подсознании до истины, но та не спешила приходить в латы солдату. Напротив, она брыкалась и ускользала, словно какая-то мышь, в норы, все глубже и глубже. Соул это злило, доводило, порой, до истерик. Обычно Соул будят окружающие ее голоса состайников. В этот раз ее разбудил шум ветра.
Идея располагаться в пещерах близ гор никогда не нравилась волчице. Тут постоянно было как-то влажно, а ветер, завывающий и бьющийся о камни «постройки» заставлял порой вздрагивать и как можно глубже зарываться в, и без того потускневший и совсем не согревающий, мех. Однако, она была достаточно выгодной, почему Соль и засовывала своё мнение как можно дальше, довольствуясь тем, что тут хотя бы не жарко. В этот же день погода разошлась не на шутку. Поежившись, Душа поднялась с нагретого места и, сведя брови к переносице, подошла поближе к выходу. Холодно. Мрачно. Что же за напасть-то такая? С губ срывается очередное проклятие. Оно с трудом слышимо, но Душа продолжает сдерживать ненависть к очередному дню, поскольку понимает – в этом никто не виноват.
И одного взгляда хватает, чтобы оценить обстановку вне помещения, посему волчица опускает уши и недовольно пятится назад, разворачивается, да уходит на своё место, которое за несколько минут успело поостыть. Но не успевает она посадить свой зад, как слышит со стороны входа сдавленный вдох. Инга. Уставшая раненная Инга. И вроде бы надо было, как истинный состайник, подскочить, узнать, что и как с ней, но Душа равнодушно фыркает, устраивается поудобнее да вслушивается в быструю сбившуюся речь солдата, которая, по-видимому, вернулась с разведки (сколько же дней ты, Соул, пробыла внутри себя?). Она пытается зацепиться за каждое слово и понимает – зря. В очередной раз одергивает себя, опускает глаза на землю под лапами, хмурится. У Инги вести не очень-то и хорошие, если об этом сказать помягче. Ночь идет. Ночь. Снова. Душа зажмурилась, нервно помотав головой. Она до сих пор помнила предыдущие перебежки с места на место, повторять подобное – не жалеть себя. Волчица сдавленно чертыхается себе под нос, но решает все-таки не рушить своей пустой болтовней тишину преждевременно. Сейчас все зависит от Гласа.
Она бросает кроткий взгляд на Люсьена, затем укоризненно и практически незаметно качает головой. Она ждала хоть какого-нибудь быстрого решения от него, да толка в этом никакого.  Молодой «предводитель» молчал, что-то пытаясь рассудить и сообразить, судя по его настороженному выражению морды и телу, вытянутому в струнку. Почему-то подобное состояние стопора, равно как и заторможенности реакции (возможно, шока) у других, заставляло Соул ехидно усмехаться, но продолжать вести свой образ жизни – находиться в душевном равновесии, пережевывая всю информацию мысленно и лишь иногда высказывать видом свою отрешенность и, грубо говоря, «фи». Однако, несмотря на некоторую внешнюю расслабленность, Душа продолжала ждать решения о делах дальше. Каждый чего-то ждал.
Но в одном Душа была уверена – надо было прятаться. Бежать и прятаться, пока не стало слишком поздно. Быть может, переждать нашествие Ночи где-нибудь, а затем, словно ничего и не приключилось, вернуться назад, проверить численность стаи, отметить погибших и без вести пропавших, да продолжать вести свой обычный образ жизни.
«Интересно, как там Герда?»
Соул продолжала где-то в глубине души своей хранить надежду о воссоединении семьи, упорно веря только в то, что сестра вернется живой и невредимой, останется здесь, найдет свой приют среди стаи и больше ни за что и никогда не бросит свою младшую сестру. Однако с каждым наступающим днём азарт сменялся безысходностью, а ты, в свою очередь, какой-то отрешенностью. Попытки найти Герду сошли на «нет» уже давно, а сейчас, при наступлении следующей Ночи, они и вовсе лишены всякого смысла. Оставалось только мысленно отпустить родную душу и продолжить жить с этим камнем, изредка тая на сердце зависть, кидая взгляды на Ингу с Хильдой.

+2

6

Начало игры
Иногда Штиль поражалась тупости состайников. А все стремление брать в ряды всякую шваль. имеет хоть малую толику крови Креона. Понаберут, понимаешь, а потом расхлебывай за ними. Вот и сегодня, что называется, довели. Очередная малявка (то, что по возрасту "малявка" была равна ей, а то и превосходила, ее не смущало) из солдатни пыталась качать права. И перед кем, перед "Королями". А кого просить загладить содеянное. замести следы? Правильно, ее, ибо в ответе за тех, кого приручили. А мастерства у него и нету почти. Вот и шла Хранитель в крайне дурном расположении уха. Шла, что называется, чеканя шаг. Практически топая. И тихонько бубнила себе под нос о бесполезности и тупости собратьев. Куда лапы ведут ее, она не обращала внимания, пока не заметила, что стало вдруг хмуро. Решив, сначала, что вдруг началась ночь. Тиль замерла. как изваяние, прислушиваясь, ожидая мельчайшего подвоха. но нет, единственное неудобство доставлял ветер, а потемнело из-за туч. Смачно и громко выругавшись, Куцая двинулась к просвету меж деревьями. В такую погодку торчать на виду у неба было как-то не комфортно. Чеканистый шаг сменился рысью, и вскоре волчица была возле лаза. Скорчив брезгливо морду, хищница потянула носом. глубоко вздохнула. а потом спустилась вниз.
Ветер редко тревожил обитателей грота. Но сегодня был тот редкий момент, когда это произошло. Нет. не было порывов, но стоило напрячь слух, и чуткие уши ловили мельчайшее дуновение и... мелодию, что тихо напевал ветер, оказавшись  в сводах грота.
Волчица хмыкнула, тщательно встряхнулась, пригладила языком вздернувшиеся шерстинки и смыла грязное пятно с груди. После этого, посчитав себя достаточно чистой, Тиль двинулась вглубь. Навстречу состайникам.

+2

7

НАЧАЛО ИГРЫ

Раушин и Рэм
Два истинных голубоглазых креона. Рауш здоровая и безмозглая гора мышц, но крайне преданный. Рэм же невысокая и весьма гибкая волчица отличающаяся невероятным интеллектом.


Раушин уже давно сидел в пещере без дела, он одним из первых закончил обход границ и не найдя никого из Гласов вернулся обратно. Впрочем можно было бы и остаться в чисто поле, эффект был бы точно такой же. Пещера пустовала в прямом смысле слова, Люсьен испарился как только услышал чьи то шаги, Инга выпалив о приближении ночи убежала в лес, Соул непроранившая и слова, двинулась за ней. Рауш же лишь дернул ухом и поднявшись на все четыре переместился в центр логова, выискивая взглядом оставшихся и лучше бы он этого не делал. Раушин, дорогой, ты опять забыл где выход? На встречу солдату двигалась изящная волчица Рэм, многие считали ее одиночкой среди стаи, она появлялся лишь перед ночью и была одним из сильнейших магов среди солдат.
- Рэм... - голос воина прозвучал сухо - А не проверить ли мне количество твоих позвонков?
Глухое рычание разлилось по логову, эта парочка никогда не любила друг друга и считала своим долгом каждую встречу начинать с поединка, проверяя кто сильнее и искуснее плетет канву заклинаний, однако этому бою не было суждено состояться, взгляд Рэм пал на приближающуюся тень, а чуткий нос подсказал кто эта тень. Самка умолка в мгновение ока и склонилась в полу поклоне. Заметивший резкие изменения в спарринг партнере Раушин повернулся ко входу мордой и тоже склонил свою голову в поклоне.
- Ясного Дня Хранительница Тиль - в унисон произнесли солдаты и не проронив больше слова замерли в ожидании разрешения двигаться.

S

0

8

В полумраке пещеры нос  подсказал кто там был ранее, кто только что ушел, а кто остался, глаза же лишь различили не ясные силуэты. Чуткие уши различили каждое брошенное слово. Бездушная закатила глаза.
Вот  живешь среди подобной швали, а потом разгребай за этими тупицами  дерьмо. Пустить бы их на корм. Хотя этими и подавиться можно. Как говорится, с паршивой овцы шерсти - клок.
Брезгливое отвращение смяло  морду волчицы, собрало ее складками и оголило зубы. Позы уважения и покорности ничего не значат, покуда нет под ними основания. Волки перед нею были всего лишь мясом. Сколь ни силен был дар Рем, Штиль была сильнее и быстрее. И не тратила время на бесполезные склоки. Именно поэтому она - хранитель, а Рем - бесполезный мешок костей.
- Развлекаетесь? , - голос спокойный, мягкий и ласковый, но разноцветные глаза Бездушной полны холодного презрения. Волчица неторопливо, изящно обходила обоих по кругу. Ни это движение, ни ее тон не сулили ничего хорошего. Если бы в пещеру ворвались чужаки, эти двое, поглащенный собой, даже не заметили бы, наверное.
- Ну, коли нечем вам заняться, так, может пойдете, и добудете мне голову кошмара? Вместе. Последнее было сказано сухим, ледяным тоном, от которого веяло морозной стужей.
Это не было просьбой, но и не стало еще приказом. Оба волка были на грани и перешагнет ли ее кто-то из них, или же оба останутся живы - зависело от них. Губы волчицы тронула легкая ухмылка, кажется, перед ночью можно будет развлечься. А проучить парочку задир и правда стоило.

Отредактировано Тиль (2015-07-25 16:40:32)

0

9

Раушин и Рэм стояли не подвижно. Пусть Тиль с издевкой осматривала виновник бучи, но она не дала им никакого приказа, а посему, вышколенные до предела цепные псы Охотников не имели права пошевелиться. Лишь два недоумевающих взгляда пересеклись в безмолвном вопросе о рассудке Хранительницы, когда тая размышляя предложила отправить их на охоту за вымершими некромантами.
Рауш глубоко вдохнул, и повел плечами, этот жест ничего не означал, здоровый воин не привык по долгу стоять в поклоне, а вот в боевой стойке он мог держаться неподвижно часами, в то время как изящная Рэм казалось даже не дышит. Тиль явно размышляла над наказанием, но события заставляли забывать о том, что было пару секунд назад.
В пещеру влетел взъерошенный ворон, один из пернатых оповестителей стаи. Вид у птицы был до нельзя перепуганный и взъерошенный. Раушин мгновенно приготовился к атаке, Рэм начала борматать заклинание защиты, намереваясь накрыть всех троих волной тлена, но в этом не было необходимости. Ворон рухнул к лапам Тиль и хрипло каркнул.
- Черный...Пруд... - отдышавшись птица покосилась перепуганным взглядом и вжавшись боком в лапы волчицы продолжил - Тварь... Затащила Крововкраса в воду... Оба исчезли...
Дальнейшие заикания птицы утонули в озверевшем рыке Рауша и перепуганном вопле Рэм, оба солдата ошарашено уставились на Тиль, и кто из них проговорил, было не ясно...
-Но сейчас День, он не мог убить его!

S

0

10

Штиль, замершая  около волков отметила и приклоненную позу Рем, и нетерпение Реуша. Отметила с недовольством. Коли высказал почтение, нечего стоять так до скончания века, а ежели не в состоянии выразить почтение должным образом, нечего было ерничать, мог склониться, да тут же подняться. В общем, угодить Тили было невозможно.
Ворон прервал мысли волчицы. В отличие от истиричной реакции состайников (в который раз Тиль убедилась в их тупости), Куцая восприняла новость спокойно, только взгляд ее потемнел, выражая тревогу. Тиль встряхнула гривастой шеей и сухо щелкнула пастью, призывая к порядку.
- До ночи не так много времени. Но, думаю, мы успеем.
Прежде, чем кто-то из нерадивых соратников успел вякнуть хоть слово, Тиль решила высказаться о прозвучавшем вопросе. С ее стороны это было не нужное расточительство слов (объясняй тупым простые вещи), но в то же время лемонстрация превосходства. Говорила волчица надменно и прещрительно.
- Если тварь водяная, то ей ничего не стоит прятаться в какой-нибудь пещере под водой. В любом случае, надо проверить.
Видя нерешительность волков и воспринимая это как трусость, Штиль рассвирепела. Выразилось это в низко опущенной голове и свирепом взоре. Ласковым, чуть слышным шепотом, волчица глухо велела:
- Подобрали хвосты, и марш к озеру!
--> Черный пруд

0

11

Оцепенение сошло быстро. Тиль в защите не нуждалась, и оба солдата недовольно щерились друг на друга. События складывались весьма не благоприятно, приближение ночи, пропажа Гласа, нелепые погони за неведомыми существами уже начали надоедать, а ведь когда-то Раушин слышал от учителя, что они могут убивать этих ночных тварей, что же изменилось, почему они прячутся от них как крысы в норах? О последнем, Рауш не преминул спросить у более старшей Рэм, на что та скривив морду, выдала - Гласы не хотят ничего делать, какая охота за духами, если у нас даже жрать нечего?... - Говорили волки тихо, идя легкой рысью за Тиль. Благо солдаты были далеко не глупы и держали приличную дистанцию, так что услышать их Хранительница не могла, а вот ворон, что летел над солдатами, мог передат их разговор черно-белой самке.
- Пернатый
Тихо позвав птицу, Рауш кивнул на что-то у себя под лапами, и как только птица спикировал, Рэм перебила ему хребет своими зубами.
- Не оставляй следов
Раушин прибавил шагу и оказавшись подле Тиль высказал свои опасения.
- Если там дух, втроем нам его не одолеть.
А Рэм тем временем обратила в прах остатки ворона...

---> Черный пруд. <---
S

0


Вы здесь » Nevernight|Legends of the Island » - земли Ночных Охотнков » слепой грот


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC